Приколы связистов

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Игры и приколы для нетрезвой компании


приколы связистов

2017-10-20 03:17 Как известно, открытки могут быть самыми разнообразными Согласитесь, что всегда приятно История, боевой путь, места дислокации Все о службе по контракту в спецназе ГРУ ГШ




- Вы не боитесь Западных санкций? - Я боюсь наших ответных санкций.


у нее были очень длинные ноги ... особенно левая






К другу я подошел. Сколько раз ты от смерти меня спасал! И похлопал его по броне. По траве ползет зеленая гусеница. Смотри! Раздавить она может тебя! Грустно сегодя мне Снова хочется в башню забраться И от туда в кого-нибудь метко стрельнуть... (Перевод с японского)


Давался как-то в городе Петербурге торжественный концерт по поводу какой-то важной даты - дня города, может быть, или чего-то там ещё. На концерте присутствовала сама Валентина Ивановна и другие "замечательные люди". Состав выступающих на таких концертах не меняется уже много лет: мушкетёр Боярский в шляпе, добрый доктор Розенбаум, кудрявый композитор Корнелюк, пожилая, но по-прежнему сдобная Людмила Сенчина, ну, и бессмертные Эдита Пьеха (иногда с внуком) и Эдуард Хиль. В общем, чем богаты. И тут вдруг внезапно выходит на сцену композитор Каравайчук...  Если вообразить себе самый скверный характер, который возможно вообразить, то у композитора Каравайчука он ещё хуже. Живёт он в крошечной комнатке, в которой едва помещается рояль. За этим роялем он обедает и на нём же спит. Когда его приглашают куда-то выступить, он снимает с подушки свою единственную ни разу не стиранную наволочку для того, чтобы надевать её на голову во время выступления. Тот, кто пригласил такого человека на торжественное мероприятие, наверняка понёс впоследствии самую суровую и совершенно заслуженную кару. Ибо это было актом чистейшего и неприкрытого вредительства. При Сталине за такое вообще расстреливали. Ну, и значит, выходит этот композитор Каравайчук к микрофону и говорит своим невыразимо противным скрипучим голосом: "Дорогие друзья! Всё то, что вы тут слышали, - это была страшная поебень. Для тех, кто думает, что он ослышался, повторяю: ПО-Е-БЕНЬ. А теперь мы будем слушать музыку". И в мертвецкой тишине, в которой не пискнула даже Валентина Ивановна, композитор Каравайчук сел за рояль, надел на голову наволочку и заиграл что-то волшебное. Дмитрий Горчев